Штрихи истории — 3. Венецианский финансовый олигархат как корень нынешнего зла

Июн 11 2016 Published by under Основное

Оригинал взят у zhdanofff в Штрихи истории - 3

Венеция была территорией, подконтрольной Ромейской империи (Византией ее стали называть немецкие историки с середины XVI в., чтобы единственной Римской империей в истории осталась Священная Римская империя). Однако в IX в. после похода сына Карла Великого Пипина в Северную Италию (810 г.) и заключения договора с Ромейской империей Венеция постепенно освободилась от византийского сюзеренитета. Венеция (или, как любовно и гордо называли этот город его жители, La Serenissima (Светлейшая) набрала историческую силу за счет разгрома бывшей метрополии. Венецианская верхушка сыграла большую роль в организации крестовых походов, по сути - международного разбоя, который они направляли вместе с бенедиктинцами и Ватиканом. Ну а организованный венецианцами захват и разграбление Константинополя в 1204 г. во время Третьего крестового похода принес им 400 тыс. серебряных марок и немало других дивидендов, как материального, так и нематериального свойства (начиная от территории - три восьмых византийских владений - и ряда стратегических островов Средиземноморья, включая Крит и Кипр, и заканчивая фактом устранения геополитического соперника).

Уже в первой трети XIII в. венецианцы, а также генуэзцы и ломбардцы опутали долговой сетью значительную часть Европы; в качестве политического союзника они использовали папу, поддерживая Рим в противостоянии императору Священной Римской империи. Итальянские банки подбирали под себя Западную Европу, используя финансовые механизмы. В середине XIII в. венецианцы «запускают» золотой дукат, сохранявший хождение до 1840-х годов. Контролируя богатейшие серебряные шахты в Европе (германские земли, Венгрия, Словения, Балканы), венецианцы наладили обмен серебра на золото с Китаем и, как отмечает А. Дуглас, эта биметаллическая система, «помноженная» на «ось» Венеция - Китай, обеспечила венецианцам беспрецедентные возможности доить реальную экономику Европы, которая, благодаря Венеции, время от времени испытывала «серебряный голод».

То, как венецианцы наживались на Европе, видно из следующего: ежегодный рост европейской экономики в XIV в. составлял 3-4%, а ежегодная прибыль Венеции - 40% (4 млн. дукатов). В раннее средневековье венецианская торгово-политическая элита в значительной степени формировалась из представителей купеческих династий Константинополя, выходцев из богатого района Фанар. «Фанариоты», в свою очередь, были в основном выходцами из Леванта, Восточного Средиземноморья. Для этого региона было характерно смешение различных этносов, культов и традиций, религиозных и магических верований, причем нередко магия оказывалась сильнее религии, наряжаясь в ее одежды, будь то христианство (гностики) или позднее ислам (псевдоислам течения «Донмё», из которого в конце XIX в. вышли лидеры младотурок). Таким образом, в Венеции оказались представители родов, которые были псевдохристианами, придерживавшимся на самом деле либо традиций гностицизма, либо традиций древневосточных религиозных и магических культов - финикийских и особенно вавилонских. Показательно, что символ Венеции - крылатый лев, весьма распространенный на древнем Ближнем Востоке. Кстати, крылатый лев св. Марка, расположившийся на одной из колонн Пьяцетты, по-видимому, персидского происхождения (IV в. н.э.).

В начале XVI в. Венеция оказалась в трудном положении, и ее верхушка стремилась не оказаться один на один со всей Европой. Для этого нужно было, а) заручиться поддержкой какой-либо из европейских держав, плотно привязав ее в финансовом плане;б) сделать так, чтобы Европе было не до Венеции, т.е. разжечь в ней конфликт. Внешнеполитическая ставка была сделана на Габсбургов. Здесь венецианцы перехватили эстафету у генуэзцев. Последние, контролируя в финансовом плане Бургундию (XV в. в истории Франции именуется «бургундским» - по роли и значению этого герцогства) и франкоговорящие швейцарские кантоны, весьма поспособствовали брачному союзу бургундского дома и Габсбургов. Результат - контроль над Испанией и Португалией. В финансовом плане Испанию венецианцы и генуэзцы контролировали вместе; германские княжества были в основном зоной влияния венецианцев, а швейцарские кантоны - генуэзцев. Впрочем, постепенно венецианцы наращивали свое присутствие и там; финал этого процесса наступил через несколько столетий, в 1815г. В том году венецианец по происхождению дипломат Российской империи граф Каподистриа разработал для Священного союза документ, которым де-факто создавалось государство Швейцария - в значительной степени как дополнительная «камера хранения» богатств венецианских семей. В среде венецианской аристократии столкнулись два подхода, два проекта, два «больших дизайна» будущего, за которыми стояли так называемые «старовенецианская» и «нововенецианская» «партии» («партии», естественно, не в современном смысле слова - отсюда кавычки, а группировки). Обе группировки исходили из того, что нужно смещать центр активности на запад и ставить под контроль тот или иной «центр силы» в Европе. При этом, однако, «старовенецианцы» считали необходимым упрочение и развитие контроля над Ватиканом и Испанией, а «младовенецианцы» считали это направление бесперспективным и выступали за установление контроля над удаленной от Испании и не только ведущей с ней борьбу, но и получившей от нее значительные экономические дивиденды Голландией. Последняя, помимо прочего, отчасти походила на Венецию своей «амфибиеподобностью». Верх взяли «младовенецианцы», и венецианский лев прыгнул, а точнее перелетел на своих вавилонских крыльях в Голландию.

В Голландии венецианцы развили бурную деятельность. Прежде всего они сделали все, чтобы привязать деловую активность голландцев к своим интересам. Средством такой интерпретации стало создание в 1602 г. голландской Ост-Индской Компании. Однако еще раньше, в 1594-1597 гг., Голландская республика, опираясь на капиталы и связи бежавших с Иберийского полуострова евреев, перехватила контроль над распределениями «колониальных товаров» в Северной Европе; основой этого стал реэкспорт в Германию специй, доставлявшихся из Португалии. Вместе с голландскими (еврейскими) купцами они открыли амстердамскую биржу, а в 1609 г. Амстердамский банк - Wisselbank, который контролировался 2 тысячами депозитариев и был главным в Европе до первых десятилетий XVIII в. Голландия оказалась экономически уже в значительной степени занята, что дополнялось ее растущей в условиях кризиса XVII в. геополитической уязвимостью. Единственной альтернативой Голландии была Англия - мало того, что остров, отделенный от континента естественным «рвом» - проливом, но государство с очень сильной потенцией превращения в ядро североатлантической мир-экономики. К тому же в Англии (до середины XVII в.) не было конкурентного еврейского капитала (после изгнания евреев из страны) и, что не менее важно, Англия была уже подготовлена венецианцами в качестве запасной площадки - они работали над этим с конца 1520-х годов.

Основные причины гибели Ромейской Империи (Византии) - происки европейских правителей, вылившиеся в итоге в прямую агрессию против Константинополя, усиление местной олигархии и тесно связанного с ней интернационального финансового капитала, представленного на тот момент итальянскими республиками – Венецией и Генуей, рост греческого национализма среди византийской аристократии и интеллигенции, которые вдруг «вспомнили», что они не римляне, а этнические эллины – слово, до поры ругательное и традиционно обозначавшее греков-нехристиан. Возможно, главное, что погубило Византию, – это утрата ею православной веры, выразившаяся, в частности, в заключении нескольких уний с Римско-Католической церковью на условиях признания главенства Папы. Причем если Лионская уния 1274 г. стала результатом, скорее, личных усилий императора Михаила Восьмого Палеолога (за что он был отлучен от Церкви и лишен церковного погребения), то Флорентийскую унию 1439 г. широко поддержала не только византийская политическая элита, но даже значительная часть иерархов. К этому добавлялись унизительные заигрывания с наседавшими турками, что окончательно убеждало народ в предательстве со стороны властей и порождало в обществе атмосферу глубокой апатии и разложения.

Самые состоятельные налогоплательщики во Флоренции шесть веков назад носили те же фамилии, что самые богатые налогоплательщики сейчас. Среди членов гильдии обувщиков совпадение составляет 97%, а гильдии ткачей шелка и адвокатов - 93.

Джон Ди (1527-1609) — математик, астролог и личный разведчик Елизаветы I, свои донесения он подписывал "агент 007". Джон Ди — автор идеи британского мирового господства, воплотившейся у него в концепции "зелёной империи", включающей Англию, Северную Америку и Россию. Сын Джона Ди под фамилией Диев был активным участником русской смуты начала XVII в.: служил фармакологом, готовил лекарства и яды; по некоторым сведениям, именно он по заказу Дмитрия Шуйского и его жены изготовил яд для отравления Скопина-Шуйского. После Смуты английские купцы хозяйничали во внутренней торговле России, и только после казни в Лондоне Карла I царь Алексей Михайлович, использовав это в качестве предлога, попросил их на выход ("Вы царя Карлуса всем миром убили, за такое злое дело вам на Руси быть больше не довелось").

В народной памяти Пётр I остался Антихристом - единственный русский царь-антихрист. А вот Иван IV вошёл в историю как Грозный, и его время в XVII в. вспоминали как последние десятилетия крестьянской свободы.

В марте 1743 года в столице Финляндии городе Або начались мирные переговоры. Условия заключенного мирного договора подтверждали Ништадтский мирный договор 1721 года. Плюс к Российской империи переходила и провинция Кюменегорд с крепостями Вильманстранд и Фридрихсгам, а также часть провинции Саволакс с крепостью Нейшлот. Начав войну за Финляндию, шведы в итоге потеряли еще один кусок финляндской земли.

В 1762 году Россия объявила войну Дании – Петр III собирался сделать город Киль стоянкой русского флота. Англия насторожилась. Деньги на переворот (сборс Петра III с престола) Екатерине даст… британский посол Кейт. Для англичан гораздо лучше было поставить на русский трон немецкую принцессу, которая имела давние связи с английскими дипломатами и была замешана в неприглядной истории с отступлением в Семилетнюю войну.

В конце XIX в. Тевтонский орден распродал большую часть своих земель, а полученные средства вложил в промышленность, главным образом военную и химическую, в банковское дело. Судя по косвенным свидетельствам, значительная, возможно большая часть средств была вложена в то, что стало Дойче Банком и ИГ Фарбен. ИГ Фарбен — не просто какой-то концерн. Это уникальная структура, сыгравшая огромную роль в немецкой и мировой истории ХХ в. Во многих отношениях она стала моделью корпоративных структур ХХ в., поскольку в ней немецкий организационный и интеллектуальный гений сильно обогнал своё время. Поскольку за Тевтонским орденом всегда стояли Гогенцоллерны, то их враги стали врагами структур — наследников ордена. А врагами Гогенцоллернов были те, кто когда-то приложил руку к сборке северо-атлантического (английского) геоисторического субъекта — венецианцы, ломбардцы, уцелевшие тамплиеры и не очень дружественные последним (по крайней мере, с конца XII в.) представители Приората Сиона. Это противостояние накладывалось на межгосударственную борьбу Великобритании и Германии.

http://nandzed.livejournal.com/5736387.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

No responses yet

Добавить комментарий